Пишущие на языках коренных народов авторы получили премии в ЯНАО

29.04.2019 в 19:41, просмотров: 148
Пишущие на языках коренных народов авторы получили премии в ЯНАО
Фото предоставлено Евгенией Сморгуновой

На Ямале выбрали авторов лучших произведений, написанных на языках коренных малочисленных народов Севера и опубликованных в печатных изданиях. Лауреатами премии в этом году стали три женщины из ямальских поселков. Как живут и о чем пишут авторы — читайте в материале «МК Ямал».

Итоги ежегодного окружного конкурса по присуждению специальных премий имени Прокопия Салтыкова, Леонида Лапцуя и Сергея Ирикова подвели 18 апреля. В 2019 году в конкурсе приняли участие 11 авторов. Лучшими были признаны произведения Ольги Пандо из Аксарки, Евгении Сморгуновой из Красноселькупа и Ирины Вануйто из Яр-Сале.

Происхождение фамилий — на хантыйском языке

Ольге Пандо 52 года, и уже более 30 лет она работает учителем родного хантыйского языка и литературы в Аксарке. Свои уроки она ведет по учебникам на шурышкарском диалекте, однако дети не всегда его понимают, и Ольга Николаевна сама переводит все тексты на приуральский диалект.

Ольга Пандо. Фото: ИА «Приуралье»

«На конкурс я представила работу на хантыйском языке, она называется «Хантыйские и ненецкие фамилии коренных жителей Приуралья». Речь идет о фамилиях оленеводов, которые кочуют по бескрайним просторам Приуральского района со своими многочисленными стадами, а также рыбаков, которые круглый год ловят рыбу у берегов красавицы-Оби. Я рассказала о том, какие фамилии носят народы, что означают эти фамилии. О том, что до прихода русских у хантов и ненцев не было фамилий. Пояснила, что означают фамилии Калимов, Куйбин, Тайшин, Салиндер, рассказала легенду о происхождении фамилий», — поясняет Ольга Пандо.

Фото предоставлено Ольгой Пандо

Она отмечает, что является дочерью рыбака, а фамилия Пандо в переводе с ненецкого означает «полный» — «полная чаша», «полные сети», «полный дом».

«Мой род относится к роду «лисьих людей», они испокон веков жили и охотились на приуральской земле, это были знатные охотники и рыбаки. Я сама хорошая охотница: когда открывается сезон, я езжу с друзьями на охоту и стреляю уток», — рассказывает Ольга Николаевна.

Кстати, рыбачить она тоже умеет. Женщина уверена: рыба «чует» ее и идет к ней в сети.

Путевые заметки — на селькупском языке

Евгения Сморгунова работает корреспондентом на телевидении, пишет тексты для своей программы на селькупском языке. Ей 56 лет, до школьного возраста она с родителями жила в лесу. Когда ей исполнилось семь лет, уехала в интернат, но каждое лето возвращалась домой.

Евгения Сморгунова. Фото из личного архива

«Для конкурса я писала путевые заметки на родном селькупском языке. Я как корреспондент путешествовала по угодьям, писала, где была, кого встречала и что видела. Я работаю на телевидении, пишу программу на селькупском и перевожу на русский. В программе я знакомлю маленьких детей с селькупским языком», — рассказывает Евгения Сморгунова.

Приехав в интернат, Евгения начала забывать родной язык, и в 90-х стала учить его заново, ей помогала мама. Тогда в поселке Красноселькуп, по словам победительницы конкурса, на языке коренных народов уже никто из молодежи не говорил. Семья Евгении Сергеевны тоже не знает селькупский язык, хотя сын, которому сейчас 40 лет, в детстве знал некоторые слова.

«Так получается, что в семье уже не разговариваем на селькупском. И в райцентре уже тоже никто не говорит, даже в отдаленных поселках, где хорошо говорили несколько лет назад. Дети в интернате слышат язык, понимают, а сказать уже не могут, потому что язык исчезает. Мы стараемся сохранить его, как можем. Важно сохранять языки коренных народов Севера, чтобы люди знали, что такие народы есть. Вообще, в России сейчас всего около четырех тыс. селькупов», — отмечает Евгения Сморгунова.

Премия, полученная за победу в конкурсе — 50 тыс. рублей — женщине пригодится: вскоре Евгения Сергеевна поедет в отпуск со своей внучкой. Они хотят посетить Москву, посмотреть Кремль.

Биография земляка — на ненецком языке

Ирине Вануйто 54 года, она работает учителем ненецкого языка и литературы в ямальской школе-интернате.

Ирина Вануйто. Фото: Ямальская школа-интернат

«В своей конкурсной работе я писала о нашем земляке — милиционере Валерии Худи. Он работал в 90-е годы, всех жителей поселка Яр-Сале знал в лицо, всегда что-то для людей делал, помогал. Старшеклассников из школы-интерната тренировал, учил кататься на лыжах, собрал команду, которая всегда приходила первой на соревнованиях. Для ребят строил лыжные трамплины, снабжал продуктами. Начало 90-х — страшные годы, молодежь вела себя недостойно. Валерию было всего 38 лет, когда в Яр-Сале произошла трагедия», — говорит Ирина Вануйто.

Фото предоставлено Ириной Вануйто

В поселке произошло убийство, и виновники — молодые парни — скрылись в тундре. Без продуктов долго не протянули и вернулись, тогда Валерий Худи решил встретиться с ними и уговорить сдаться милиции. В ходе переговоров преступники открыли стрельбу и ранили милиционера. Умирая, он успел ранить одного из них. Услышав выстрелы, подоспели другие сотрудники правоохранительных органов. Они задержали молодых преступников, однако Валерий Худи скончался на месте.

«Идея этой работы пришла мне давно, когда в нашей школе был юбилей. Я подумала, может, для начала сделать памятную доску? Я начала исследовательский проект, собрала всю информацию о Валерии Худи, создала памятную доску в Салехарде, 20 марта мы ее открыли, сейчас она размещена в ямальской школе. Так как я уже собрала биографию милиционера, решила опубликовать ее в газете «Время Ямала» сначала на ненецком языке, потом на русском. А потом уже захотела поучаствовать в конкурсе», — рассказывает Ирина Нюдяковна.

До семи лет она жила в тундре и сейчас часто ездит туда к друзьям на выходные. Свою тундровую жизнь почти не помнит. Но рассказала про особенность, которую замечала у своей мамы. По словам Ирины Вануйто, отдых для женщины в тундре — смена одной работы на другую. Если мама шила и устала, то бралась за другую работу, чтобы отдохнуть, например, начинала плести пояс.

«Если с рождения знаешь такой образ жизни, другого не видишь, то очень любишь его. Сейчас весна, и все дети рвутся домой, в тундру, к оленям. Кстати, ненцы — один из самых многочисленных народов Севера, ненецкий язык — один из самых сохранившихся. Думаю, вырождения этого языка не будет еще лет сто. Еще и столько конкурсов сейчас проходит, это тоже дает стимул сохранить язык. Я хочу сказать всем моим землякам: участвуйте в конкурсах, пишите на родном языке», — обращается к северянам Ирина Вануйто.

Она отмечает, что открыла накопительный счет и положила на него выигранные средства. Хотя, конечно, изрядно потратилась, пока собирала информацию о милиционере и создавала памятную доску. Помощь оказали общественники из ямальского районного движения КМНС «Ямал»: когда женщина рассказала им про свой проект, они возместили ей затраты на доску.

Также читайте по теме: На форуме ООН оценили опыт ЯНАО по сохранению языков коренных народов